Plastforma Minsk 2020

Пластформа 2019

Человек по имени …

(пластический спектакль) 60 мин. физический театр OddDance (г. Санкт-Петербург)

Спектакль театра OddDance объединяет буто, пластический и физический театр. «Человек по имени…» посвящен Льюису Кэрроллу, создателю «Алисы в стране чудес». Говорят, что, написав «Алису…», Кэролл не стал продолжать литературную деятельность. Говорят, когда королева Британии прочитала «Алису» и пожелала увидеть другие произведения автора, то ей ничего не смогли предоставить, кроме математических построений и формул. Говорят, что Кэрролл ушел из реальности в мир иллюзий. Спектакль балансирует между реальным и вымышленным миром, предлагает свою тонкую и немного ироничную версию мироощущения героя через 20 лет после написания «Алисы…». Сможет ли Кэролл заново поверить в ту страну чудес, которую сам создал? Сможет ли вспомнить забытое? Ведь так трудно вспоминать свои сны, чтобы оставаться живым.

In Heaven

(перформанс) 180 мин. Антонин Бринда (Чехия)

Во время перформанса Антонин Бринда поёт без остановки композицию Дэвида Линча и Питера Айверса “In Heaven” («На небесах»), также известную как «Lady in the Radiator Song» — «Песня леди из радиатора»

Empty Set

(танцевальный спектакль) 17 мин. Нга Ман Чеанг (Китай, Макао)

В современном обществе мы ограничены не только моральными принципами, но еще стандартизацией, индустриализацией и деиндивидуализацией. Все эти негласные правила исключают человечность из повседневных отношений, и многие из нас теряют часть себя. Мы всё больше становимся похожими на роботов, чем на живых существ. Мы всё больше и больше отдаляемся от нашего «внутреннего ребёнка».

Paula

(пластический спектакль) 55 мин. Editta Braun company & Ирис Хайцингер (Австрия)

“Paula” – это одиночество, стеснение, неприкаянное существование – и в то же время попытка вспомнить и осмыслить свое происхождение, понять самое важное. Быть самим собой, человеком среди машин, жизнью среди безжизненных материалов. Порой ограничения причиняют боль, порой возникает беспричинная радость, а потом ярость прорывается наружу и внезапно пробудившаяся сила словно стирает границы. Фантазия взрывает все, что мешает искать действительно важное.

Источником вдохновения для создателей стали два романа. Один из них – “Стена” австрийской писательницы Марлен Хаусхофер. Она пишет о женщине, которая внезапно остаётся отрезанной от всего мира (или того, что от него осталось) — вокруг неё только горы и дикие животные. Второй – роман Стэна Надольного “Бог дерзости”. В этом тексте Эдиту Браун очаровала роль металла как воплощения современной жизни, как символа присвоения природы человеком. Основываясь на этом, Эдита Браун и Ирис Хайцингер вместе создают маленький мир в пространстве, придуманном Артурасом Валудскисом, и под музыку Тьерри Забойцева. И в этом мирке оказывается удивительно много места для человечности.

Вечер Люблинского Театра Танца: моноспектакль “Последнее соло К.”

40 минут

Рышард Калиновский (Польша)

В “Последнем соло К.” использован видеофрагмент другой сольной работы – “DC 5861494”, которая была поставлена Ханной Стжемецкой в 2000 году. Рышард смотрит на человека, которым он был (а теперь нет?).

“Может быть, мои лучшие годы уже прошли. Годы, когда еще была возможность счастья. Но не хотел бы вернуть их назад. Нет, не хотел бы вернуть эти годы назад. Во мне сейчас другой огонь. Другой огонь” (Сэмюэл Бэккет, “Последняя лента Крэппа”)

Во время танца ты движешься вперед с уникальным рвением, ты смотришь на себя и думаешь только о том, что будет дальше (конечно). В то же время, существует повторяющаяся, беспощадная мысль, которая постоянно изводит тебя: если бы я тогда… (что?!) Ты оглядываешься назад, проворачиваешь в голове поток событий, и ты смотришь на человека, которым ты когда-то был (и которым сейчас не являешься?). Ты прокручиваешь ленту снова и снова, и приходишь к заключению (к какому именно заключению?), что это не так уж и плохо.

Между простым и сложным

(хореографический спектакль) 60 минут

Валерия Хрипач (г. Минск)

…”Начавшись неторопливо, от фигуры к фигуре, от действия к действию, темп постепенно нарастает, убыстряется ритм хоровода”.

Когда-то все ненужное можно было сжечь в костре, очиститься огнем, а затем и водой, можно было загадывать желания и верить в приметы для спокойствия души.

Вероятно, так можно делать и сегодня. Но лично я, скорее, накоплю беспокойство о лишнем в жизни, нехватке времени и проблеме выбора, и буду долго танцевать об этом во сне, падая с кровати. Можно было бы выйти во двор, не дожидаясь купальской ночи, развести огонь, пригласить соседей поводить хоровод. Но, боюсь, меня бы не поняли.

Прошлое и настоящее, простое и запутанное, вымышленное и реальное – где мы находимся?

Степень тревоги и уровень спокойствия растут и уменьшаются в процессе движения.

Femina

(пластический моноспектакль) 50 минут

Физический Театр Формы Юзефа Маркоцкого (г. Вроцлав)

Спектакль основан на биографии и творчестве Бруно Шульца. Его создатели вдохновлялись, главным образом, циклом графических работ “Книга идолопоклонства” и сборником рассказов «Коричные лавки».

В сюрреалистичной манере “Femina” обращается к портрету женщины в жизни писателя, к его личному опыту. Образ Женщины всегда был и остается источником вдохновения, потому что у него есть множество воплощений: мать, жена, любовница, олицетворение плодородия, добрая фея, злой демон и многие другие.

Загадка прекрасного пола не была чужда Шульцу. В его рассказах, рисунках и изображениях женский образ играет очень важную роль. В художественных работах женщины всегда доминируют над мужчинами, которые довольно часто с гордостью и восхищением смотрят на замечательных, властных, осведомлённых о своей власти, героинь. Для работ Шульца характерны мазохистские мотивы: демонические, вызывающие страх и восхищение женщины обычно находятся на переднем плане, когда на заднем плане мелкие, как бы скрученные, мужчины смиренно боготворят их.

Главный герой спектакля “Femina” – Йозеф, сын Якуба и неизвестной женщины. Йозеф по-особенному смотрит на мир. В его богатом воображении встречается множество женщин: Аделя, Матка, Тлуя, Леди с Улицы Крокодилов, Агата, Луция, швеи Польда и Паулина, и, наконец, Джозефина Шелинска – его настоящая девушка.

Спектакль проникает в самые дальние и тёмные уголки наших душ, возвращая воспоминания о вещах, которые даже Шульц, по мнению создателей “Femina”, не мог или не хотел озвучивать до конца.